Защита члена профсоюза в конституционном суде рф

0
73

Наш профсоюз продолжает защиту трудовых прав как на местах, в созданных на предприятиях и в учреждениях профсоюзных ячейках, так и в судах.

Наши юристы выявляют даже нарушения в действующем законодательстве, в том числе в Трудовом кодексе. 

Например, абзац 8 части 2 статьи 59 Трудового кодекса гласит, что по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться с руководителями, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

Однако работодатели зачастую трактуют эту норму ТК как позволяющую заключать срочные трудовые договоры не только с гендиректором и его замами, но и с руководителями структурных подразделений: начальниками отделов и департаментов.

При этом суды трактуют указанную норму двояко: одни судебные решения занимают сторону работника в том, что договор должен был быть бессрочным, а другие — работодателя. Нарушая тем самым права слабой стороны трудового договора, работника. И такая ситуация уже много лет происходит по всей стране.

Член нашего профсоюза Елена Андреевна Селькова в 2021 году была принята на работу в московский музей ФГБУ «ГЦМСИР» (бывший «Музей революции» на ул. Тверская, 21, находится в ведении Минкульта) на должность начальника отдела с заключением срочного трудового договора.

После того как Селькову уволили, сообщив, что срочный договор продлевать не будут, она обратилась в наш профсоюз за помощью. Естественно, мы рекомендовали защищать свои трудовые права и требовать восстановления на работе в суде.

Черёмушкинский районный суд города Москвы Сельковой отказал. Суд  исходил  из  того,  что  заявительница  добровольно подписала трудовой договор, содержащий условие о сроке его действия, а отсутствие в трудовом договоре указания на основание его заключения на определенный срок само по себе не может служить поводом для признания увольнения незаконным и восстановления работника на работе. Также работодатель заявил в суде, что должность, которую занимала Селькова, относится к категории «руководители» и по мнению Министерства культуры Российской Федерации, которое ранее издавало приказ, определяющий размеры должностных окладов руководителей федеральных учреждений. Районный суд посчитал, что замещающее данную должность лицо является руководителем по смыслу статьи 273 Трудового кодекса Российской Федерации, а абзац восьмой части второй его статьи 59 позволяет заключать по соглашению сторон срочный трудовой договор с руководителями организаций. При этом районный суд проигнорировал неоднократно ранее заявленную позицию Конституционного Суда о том, что в трудовых отношениях работник является экономически более слабой стороной, что требует от законодательной и судебной ветвей государственной власти обеспечивать преимущественную защиту его законных интересов: трудовое законодательство должно обеспечивать работнику защиту от произвольного, т.е. без достаточных к тому оснований, заключения срочного трудового договора, в частности путем ограничения случаев, в которых допускается заключение именно данного вида договора. Из чего следует, что если трудовой договор заключен на определённый срок при отсутствии достаточных к тому и предусмотренных законом оснований, то он считается заключенным на неопределённый срок.

Мы помогли работнику подготовить грамотную апелляционную жалобу и Московский городскую суд принял решение о том, что Е.А.Селькова подлежит восстановлению на работе, а за всё время вынужденного прогула с момента незаконного увольнения (на тот момент уже 8 месяцев) работодатель обязан выплатить ей зарплату в полном объёме. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что Е.А.Селькова, замещая должность руководителя структурного подразделения, не являлась руководителем организации, с которым допускается заключение срочного трудового договора; не меняет данного вывода и отнесение упомянутым приказом Минкультуры России замещаемой Е.А.Сельковой должности к категории «руководители». А согласие работника на подписание трудового договора с условием о его срочном характере не свидетельствует о законности данного условия и не освобождает работодателя от обязанности соблюдать трудовое законодательство.

Однако, спустя 2,5 месяца кассационная инстанция по жалобе работодателя отменила апелляционное определение, а решение Черемушкинского районного суда города Москвы было, напротив, оставлено в силе. Суд кассационной инстанции не согласился с выводами суда апелляционной инстанции, мотивированными в том числе ссылкой на постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 года № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации», согласно которому действие норм главы 43 Трудового кодекса Российской Федерации не распространяется, в частности, на работников, осуществляющих руководство отдельными структурными подразделениями организации, в том числе филиалами, представительствами или иными обособленными структурными подразделениями, без возложения на них функций единоличного исполнительного органа организации (абзац третий). По мнению суда кассационной инстанции, данные правоположения сформулированы лишь применительно к главе 43 Трудового кодекса Российской Федерации, но не к его статье 59, которая в соответствующей части распространяется и на руководителей структурных подразделений организаций.

Верховный суд не рассматривал жалобу Сельковой. На этом все возможности судебной защиты были работником исчерпаны.

   Однако, мы не останавливаемся на достигнутом и наши юристы, помогающие нашим членам профсоюза, нашли выход и здесь: проанализировав судебную практику по заключению срочных договоров с отсылкой к абзацу 8 части 2 статьи 59 ТК РФ, они увидели, что суды при одних и тех же вводных данных принимают противоположные решения. И рекомендовали Елене Андреевне Сельковой обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на то, что данная норма Трудового Кодекса нарушает Конституцию страны — ведь все должны быть равны перед законом и судом, суды не должны судить по-разному.

Конституционный Суд, в свою очередь, обратил внимание, что применение абзаца 8 части 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации сопровождается в судебной практике различным толкованием понятия «руководители организаций», что свидетельствует об отсутствии единого подхода к его пониманию. В большинстве случаев суды, опираясь в том числе на приведённую выше правовую позицию Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приходят к выводу о том, что работники, замещающие должности руководителей структурных подразделений организаций, не выполняют функций единоличного исполнительного органа организации и потому не могут быть отнесены к руководителям организаций. Соответственно, по этой же причине с ними не могут заключаться срочные трудовые договоры со ссылкой на абзац 8 части 2 статьи 59 ТК РФ. Именно такую позицию заняла в трудовом споре Сельковой апелляционная инстанция.

В то же время в ряде случаев суды относят к руководителям организаций не только должностных лиц, осуществляющих руководство организацией в целом, но и иных работников, которые в той или иной мере наделены управленческими полномочиями и выполняют определенные организационно-распорядительные функции. Соответственно, абзац 8 части 2 статьи 59 ТК РФ интерпретируется ими как позволяющий заключать срочный трудовой договор фактически с любым руководителем, включая руководителей структурных подразделений организации, что предполагает в дальнейшем возможность их увольнения по истечении срока трудового договора.

Тем самым имеется основание для констатации неопределённости нормативного содержания абзаца 8 части 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, которая порождает неоднозначное истолкование данного законоположения и, соответственно, возможность его произвольного применения сначала работодателями, а затем судами.

 19 декабря 2023 года Конституционный Суд вынес Постановление N59-П о том, что оспариваемая членом нашего профсоюза норма закона нарушает Конституцию Российской Федерации (http://www.ksrf.ru/ru/News/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=3796). Поэтому законодателю в лице Государственной Думе РФ надлежит принять меры, направленные на устранение неопределенности нормативного содержания абзаца 8 части 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, и внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения (http://publication.pravo.gov.ru/document/0001202312220002).

А до этого момента на всей территории Российской Федерации запрещается заключение срочного трудового договора по основанию, предусмотренному абзацем 8 части 2 статьи 59 ТК РФ, с работником, замещающим должность руководителя структурного подразделения организации. Мы же все понимаем, что на заключении именно срочного трудового договора настаивает, как правило, именно работодатель.

При этом, как постановил Конституционный Суд, срочные трудовые договоры с  руководителями структурных подразделений организаций, срок действия которых истекает в период с 21 декабря 2023 года вплоть до внесения Государственной Думой изменений в правовое регулирование, – если таковые были заключены при отсутствии иных, помимо абзаца 8 части 2 статьи 59 ТК РФ, достаточных к тому оснований, установленных судом, – считаются заключенными на неопределённый срок.

Отдельным пунктом Конституционный Суд Российской Федерации постановил, что дело заявительницы, члена нашего профсоюза Сельковой Елены Андреевны, подлежит пересмотру. И в ближайшее время она передаст в суд заявление о пересмотре трудового спора с музеем в связи с постановлением Конституционного Суда. Наши юристы профсоюза помогают ей в подготовке документов для суда. Естественно, будем требовать и компенсацию морального вреда, а также всех судебных расходов, в том числе оплаты услуг юристов.

 Мы призываем вас, читатель, создать у себя на работе профсоюзную ячейку для защиты трудовых прав работников от произвола работодателя. Создавать профсоюз с нуля необязательно, вы можете обратиться в МПРОТ, и мы примем Вас в члены профсоюза, или мы поможем вам создать профсоюзную ячейку, юристы помогут с оформлением документов. Мы объясним, чем отличается реально независимый от власти и работодателя профсоюз от той профанации, которую создали повсюду — «карманный профсоюз капиталиста» — по инициативе работодателя, чтобы держать ситуацию под контролем и безнаказанно нарушать трудовые права работников — ведь такой горе-профсоюз нас не защитит. Он скорее всего похож на лавку торгашей путевками и развлечениями. 

И важно помнить: профсоюз — это не палочка-выручалочка в критический момент, когда работник находится на грани увольнения, а организация, последовательно защищающая трудовые права и интересы работника на весь период его работы в организации. Профсоюз поможет грамотно и, по возможности, бесконфликтно убедить работодатели прекратить понуждение к неоплачиваемым переработкам, к своевременной индексации заработной платы и многое другое.